Исповедь не-мизантропа. Интервью с режиссёром Татьяной Жуковой

Сегодня гость рубрики «Киноперсона» — кинорежиссёр Татьяна Жукова. Я планировала поговорить с Таней о подробностях съёмочного процесса, о его этапах, сложностях и подводных камнях. Разговор же получился гораздо глубже: о людях, об отношении к жизни и о значимости поддержки, которую мы получаем, когда выбираем следовать зову души. Я даже не сомневаюсь, что всем, кто прочтёт это интервью, захочется посмотреть и фильм. Я и сама с нетерпением жду, когда он будет выложен в открытый доступ. А пока у вас есть возможность заглянуть в кинозакулисье.

О большой мечте и пути к ней

Как начался твой путь в кино?

Я очень хорошо помню тот момент, когда решила стать режиссёром. Это был 9 класс, я училась в школе в маленьком городе Когалым Тюменской области. У нас в квартире на кухне стоял крохотный чёрно-белый телевизор, и в этот период по выходным ночами показывали качественное авторское кино. Я закрывала дверь на кухню и, пока все спали, открывала для себя новые миры, плакала и смеялась вместе с героями фильмов. Тогда я поняла, что тоже хочу быть причастна к созданию таких миров, от которых другие, такие, как и я тогда, будут испытывать внутренний катарсис. Поэтому сомнений, что мне надо поступать на режиссёрский факультет не было. И я очень благодарна родителям, которые не стали препятствовать этому решению. Мама сказала только, мы не из этой сферы и никак не сможем тебе помочь. Я кивнула, и пошёл отчёт моего пути с нулевого километра.

Кто твои учителя?

Главный учитель — это сама жизнь, наверное, это люди, которые тебя окружают в данный период сосуществования. А если говорить о мастерах, то это Сурикова Алла Ильинична, Фокин Владимир Петрович и Алеников Владимир Михайлович. Я закончила Высшие Курсы Сценаристов и Режиссёров в 2015 году. И очень благодарна своим мастерам за толчок, за понимание не только профессии, но и жизни в целом. Хотя, если говорить откровенно, чем больше я живу, тем меньше понимаю.

Какие твои фильмы мы могли видеть?

Я снимаю короткометражное кино с 2002 года. Схема была проста: работаю, коплю деньги, снимаю кино. Некоторые из фильмов становились призерами фестивалей. Но наибольший интерес и внимание получил мой последний на данный момент фильм «Исповедь мизантропа».

 

Съёмки самого сложного кадра в фильме

«Исповедь мизантропа»: короткометражное кино о важном

 

Этот фильм снят по пьесе современного драматурга Алексея Житковского. Чем именно тебя заинтересовала его пьеса «Мизантроп»?

Меня всегда интересовала тема «маленького человека», и я нашла её в полной мере в пьесе Алексея. По сути, оба мои героя — это «маленькие люди» разных поколений. До этого я не изучала тему мизантропии, но вдруг стало любопытно погрузиться в раскрытие этой проблемы. А это сейчас проблема, я считаю. Люди потеряны, растеряны и, как следствие, озлоблены. Было интересно снять фильм, действие которого происходит в замкнутом пространстве, где всё строится на психологическом противостоянии персонажей. Ведь нужно доказательно рассказать историю о том, как два человека могут поменять друг друга в лучшую сторону за короткий промежуток времени. Со сценаристкой Екатериной Артёмовой мы вместе искали ответ на вопрос: «а может ли быть насилие во благо?».

 

Кадр из фильма «Исповедь мизантропа»

 

Этот вопрос не планировала, но не могу не спросить: а в твоей жизни есть место мизантропии? И возможно ли насилие на благо? Если говорить о жизни в целом, не только о фильме? 

Ответы на эти вопросы не совсем однозначны для меня и тесно связаны с определёнными ситуациями и периодами жизни. Я человек, склонный воспринимать жизнь категорично, идеалистично и эмоционально. И часто на автомате даю оценки либо в сторону чёрного, либо белого цветов.

Но, стараясь жить, как человек мыслящий, я понимаю, что в большинстве своем правда где-то посередине.

Именно в сером цвете. Это всё к разговору о мизантропии и насилии во благо. Иногда мне кажется, что я мизантроп, я не понимаю некоторых поступков людей. Я удивляюсь, откуда в них столько агрессии, желчи и ненависти по отношению к окружающим или ко мне, в частности. В такие моменты мне кажется, что нет луча света в тёмном царстве. До того, как не встречается в моей жизни кто-то, кто делает маленькие подвиги, несёт добро.

В моменты счастья ты готов обнять весь мир,

«и люди уже не кажутся такими мерзкими и отвратительными существами» (цитата из фильма).

И ты уже думаешь, что нельзя всех под одну гребёнку. К сожалению, в моей жизни есть место мизантропии, чего уж греха таить. Но я стараюсь меняться сама и стараюсь больше понять чужие неприглядные поступки. Всё та же неоднозначность для меня есть и в понятии насилие во благо. В общечеловеческом смысле, конечно, это недопустимо, но есть ситуации, когда насилие действительно работает во благо. И здесь я не имею в виду грубое физическое насилие или тотальное унижение человеческого достоинства. В большей степени я подразумеваю насилие, которое может использовать родитель в воспитании своего любимого дитя.

 

Кадр из фильма «Исповедь мизантропа»

 

Чем прекрасно кино, так тем, что мы можем показывать различные точки зрения, всю сложность человека и его поступков, и это столкновение может родить совершенно неожиданные третьи смыслы.

Сколько времени ушло на создание фильма? Какая часть оказалась самой трудоёмкой?
Около года ушло на адаптацию пьесы. Катя написала десятки вариантов сценария. Мы долго думали, как из объёмной пьесы сделать короткий метр. Были попытки дотянуть это всё до полного метра, но в итоге остановились на тридцатиминутной версии. Непосредственно подготовка заняла около месяца, так как Андрей Епифанович Ильин (исполнитель главной роли) очень плотно занят и смог дать нам неделю после Нового года, в которую мы должны были всё успеть снять.

Я очень благодарна своей однокурснице, Екатерине Голубевой-Польди, которая была исполнительным продюсером и активно помогла мне подготовить съёмки в такой короткий период. Мы ездили в Подмосковье, сначала искали объекты для съемок. А потом, когда нашли, договаривались с хозяином дома, где были съёмки, с хозяином соседнего дома, чтобы можно было часть группы оставлять на ночёвку. Закупали реквизит и еду для группы, делали съёмочный план, распределяли расписание передвижения той части группы, кто ездил ночевать домой. Оформляли разрешения и много-много всего, что касается организационной части процесса.

 

Обсуждения процесса всегда и везде, даже если режиссера нет рядом. В кадре Екатерина Голубева-Польди, Татьяна Иванова и Александр Размыслов

 

Кстати, нам каждый день готовила в больших объёмах наш ассистент по реквизиту Лилия Чернова, а это немаловажно для дальнейшей хорошей работы. В итоге, у нас было 5 смен в доме и 2 смены на натуре. Одну из уличных смен пришлось снимать возле моего дома, чтобы у группы была возможность зайти куда-то погреться, выпить чаю. До сих пор с улыбкой смотрю на фотографии, где после обеда в моей квартире яблоку негде упасть от количества людей.

Я не могу сказать, что какая-то часть работы была более трудоёмкая, а какая-то  — менее. Весь процесс кинопроизводства от написания сценария до последних штрихов на постпродакшене, да еще и когда ты это делаешь сам с маленькой группой энтузиастов, занимает всё твое время и силы.

Это всегда происходит на пределе возможностей. Очень часто режиссёры, когда получают награды, говорят «спасибо» всей съемочной группе, каждому без исключения. Ведь иначе кино могло не состояться. И это чистая правда, это не просто пафосные слова. Я не устаю благодарить каждого, кто участвовал в процессе создания фильма, потому что все без исключения вложили частичку души честно и безвозмездно.

Как подбирали актёров в фильм? 

Я с 2003 года работаю в кино как кастинг-директор и мне, наверное, немного проще, чем остальным режиссёрам, сразу представить, кого я могу позвать и на какую роль. Андрею Епифановичу Ильину я позвонила, представилась, отправила почитать сценарий. Он мне перезвонил через несколько дней и сказал, что ему будет интересно участвовать в нашем проекте. Уже через неделю мы с исполнительным продюсером фильма Екатериной Голубевой-Польди сходили по приглашению на спектакль, где играл Андрей Епифанович. После остались, я рассказала о проекте, и мы ударили по рукам. На роль молодого парня мне посоветовали посмотреть студентов 4 курса школы-студии МХАТ. Я попробовала Ивана Семёнова и поняла, что нашла второго героя.

 

Кадр из фильма «Исповедь мизантропа»

 

Как собиралась команда в целом? 

Подбор людей для сотворения короткого метра производится немного по-другому, чем на полный метр. Ведь обычно короткометражки снимаются на свои деньги и бюджет очень ограничен. На каждом новом проекте команда создается по крупицам, чтобы в будущем стать одним большим единым организмом.

Ты должен найти и заинтересовать всех идеей, так как на таком производстве никто особо заработать не сможет.

Часть группы — это люди, с которыми я уже работала на предыдущих своих короткометражках. Несколько человек — мои одногруппники по Высшим Курсам Сценаристов и Режиссеров. Каких-то людей приводили те, с кем я уже договорилась работать вместе. Вот так медленно, но верно мы оказались в одном месте в одно время для совершения, не побоюсь этого слова, таинства.

 

Магия кино. Часто неудобство при съёмке кадра даёт нужный результат. Актёры — Андрей Ильин, Иван Семёнов. Оператор — Алексей Дудин. Сценарист и по совместительству хлопушка- Екатерина Артёмова. Режиссёр- Татьяна Жукова

 

Превратности бюджета

 

Вопрос неудобный, но я всё же задам его. Какой бюджет у данного фильма, если не секрет, и на что он был потрачен?

Полная сумма бюджета — это внутренняя информация, и я бы не хотела её разглашать. Деньги были потрачены на всё техническое обеспечение: камера, свет, генератор. Мы покупали реквизит и костюмы. Я постаралась немного заплатить всем людям, кто работал на проекте, потому что любой труд должен быть оплачен.

Правда, несколько человек отказались от гонорара, чем очень меня растрогали.

Плюс группа была пять дней на выезде в Подмосковье, нужно было всех кормить и тем, кто хотел остаться, обеспечить проживание. Ну, и конечно, постпродакшен. Снять фильм — это только половина дела. Его нужно смонтировать, наполнить музыкой, в моём случае — авторской, сделать цветокоррекцию и долго работать со звуком.

 

Видеоинженер Руслан Аббязов. Камера, как ребёнок, всегда требует внимания

 

Ещё до начала съёмок вы запускали краудфандинговую кампанию. Почему ты решила воспользоваться этим способом и что получилось в итоге?

«Исповедь мизантропа» — это моя дипломная работа. И я очень хотела сделать её на как можно более качественном техническом уровне. Поэтому я понимала, что нужны гораздо большие деньги, чем я тратила на свои фильмы до сих пор. К этому моменту уже были примеры моих коллег, кто смог собрать опредёленные суммы, нужные им в производстве. Мы тоже решили попробовать, разместили всю информацию на известной краудфандинговой платформе, но, к сожалению, не смогли собрать нужной нам суммы. Сбор денег — это целая наука, это выработанная тактика и тотальное количество времени, которое нужно затратить, чтобы был результат. Я, наверное, не смогла уделить достаточного количества времени и сил для положительного результата.

Был ли это удачный и полезный опыт? 

Как я уже сказала, удачным этот опыт для меня не был. Был ли полезным? Безусловно. Во-первых я поняла, что это не мой путь поиска финансирования, а во-вторых, я считаю, что любой опыт в нашей жизни — это полезный опыт. Даже когда нам кажется, что всё зря или против нас. И, как говорится, никогда не говори никогда. Может так случиться, что я опять решу воспользоваться данными платформами.

Спасибо, снято!

 

Где можно посмотреть «Исповедь мизантропа»? Есть ли у него фестивальная судьба? Сможет ли увидеть его обычный зритель? Если да, то где и когда? 

На данный момент наш фильм приближается к полугодовой отметке участия в различных фестивалях. Обычно фестивальная судьба длится год. Я считаю, что у нас очень неплохой результат на сегодняшний день. Достаточно большое количество фестивалей берут нас в конкурсную программу, и уже 7 наград в копилке. Впереди ещё полгода. Так что пока фильм можно увидеть только в рамках показов на фестивалях, а после июля я смогу выложить его в интернет, в общий доступ.

 

Оператор и режиссёр. Самый волнительный момент- просмотр отснятого дубля

 

Считаешь ли ты, что «Мизантроп» — это независимое кино?

Под независимым кино предполагается понятие авторского кино?

Если говорить с улыбкой, то всё кино я считаю зависимым. Зависимым от мнения зрителей, критиков, родственников и друзей. Ведь мы делаем фильмы для того, чтобы их увидели и оценили.

И даже если брать финансовую составляющую, качество фильма напрямую может зависеть от бюджета.

Если говорить об авторском кино, я думаю, что практически все короткометражные фильмы можно назвать авторскими. Ведь здесь нет, в большинстве случаев, финансовой подоплёки, и зачастую продюсерами выступают сами режиссёры. Короткий метр — это проба пера, это способ как-то высказаться или выплеснуть в окружающий мир свои переживания и чувства.

Какие дальнейшие планы у фильма и у тебя лично?

По поводу планов фильма, у нас осталось полгода фестивального проката. За прошедшие шесть месяцев мы приняли участие в большом количестве фестивалей, фильм получил 7 наград. И это уже очень хороший результат. Что касается моих планов, я думаю и надеюсь, что это только начало моего творческого пути.

В ближайшее время я очень рассчитываю найти финансирование на полнометражный проект. На самом деле у меня уже есть в запасе несколько сценариев, которые нужно продвигать.

Очень хочется найти продюсера, который поможет с поисками и продвижением, потому что административная часть занимает много сил и времени, а мне бы хотелось сосредоточиться больше на творческой составляющей. Есть планы поставить спектакль. В общем, мне на данный момент ясно одно: нужно двигаться вперёд и не останавливаться.

 

После финального кадра- замёрзшие, но счастливые

 

Благодарственный постскриптум

 

Я бы хотела выразить огромную благодарность всей моей съемочной группе и людям, работавшим на постпродакшен:

Выше я писала о моих дорогих актёрах, Екатерине Артёмовой, Екатерине Голубевой-Польди и Лилии Черновой.

Спасибо:

Алексею Житковскому за веру в меня, за то, что отдал свою пьесу на растерзание начинающему режиссеру.

Оператору Алексею Дудину и его профессиональной команде. Благодаря им у нас все снималось быстро, чётко и без лишних слов. Такое впечатление, что Лёша всегда знает, как сделать, для него нет безвыходных ситуаций.

Артёму Артёмову, Кристине Кичигиной и Ирине Боровлевой, с ними мы начинали, закладывали первые кирпичики на энтузиазме и вере в лучшее. Артём делал трейлер к несуществующему фильму для краудфандинга, а затем активно помогал на съёмках.

Моему однокурснику Александру Дроздову-Тихомирову, за быстрый и своевременный монтаж на площадке, за «боление» процессом и постоянную поддержку.

Замечательным двум Машам: Морзуновой и Полоскиной за хороший грим и придумки в условиях экономии.

Однокурснице Татьяне Ивановой, которая помогала мне в нескольких картинах и до этого, у Тани «глаз-алмаз», и она частенько не давала шансов ни одному киноляпу.

С художником по костюмам Марией Луниной мы тоже отработали несколько проектов. Маша очень чувствует меня в творческом плане, и мы с ней всегда быстро придумываем оригинальные ходы

Частью уже постоянной команды я считаю и звукорежиссёра Маргариту Басенко. Она всегда тихо, спокойно, уверенно и достойно делает свое дело.

Руслану Аббязову, отличному видеоинженеру.

Константину Ларченко, талантливому человеку во всех смыслах. Костя, как режиссёр монтажа, помог мне сделать кино по-другому, не так, как оно задумывалось. И я считаю, что этот вариант монтажа выигрывает, по сравнению с предыдущим.

Дмитрию Матову за оригинальную музыку. Дима сам режиссёр и пишет очень кинематографичную музыку, Чувствует все нюансы.

Сергею Гончарову, которому я могу, закрыв глаза, доверить цветокоррекцию своего детища.

Вячеславу Зиновскому за аранжировку.

Фотографу Виталию Кротову за хорошие фотографии с площадки.

Владимиру Железнякову за помощь в планировании.

Еве Галкиной за прекрасный перевод текстов на английский язык

Алексею Калиничеву за поддержку.

Конечно, моей семье.

И всем-всем, кого я не упомянула, но кто помог словом и делом, чья маленькая частичка души осталась впечатана в плёнку.